С одной стороны, это те самые дети, про которых все говорят: не ребенок, а подарок. С другой стороны, если у ребенка-флегматика есть любимый медведь, то это должен быть именно такой медведь и никакой другой. Поэтому с детьми-флегматиками всегда по рукой нужно иметь дубль игрушки. Правда, и дубль может оказаться не тем медведем, потому что у того «правильного» как-то совсем чуть-чуть иначе были расположены глаза.

Как определить, что ребенок флегматик? Он довольно долго привыкает, когда вы приезжаете или переезжаете на новое место. У ребенка-флегматика не быстрый темп речи. В речи не так много эмоций. У ребенка-флегматика довольно устойчивые привязанности вообще и привязанность к книжкам, игрушкам, в частности. Если, не дай Бог, этот любимый медведь потеряется, не пойдет никакой другой новый, лучше. И в общем-то, если у ребенка-флегматика есть какой-то такой, так называемый, переходный объект – игрушка, к  которой ребенок очень сильно привязан, то спокойнее иметь её дубль, пока он еще в продаже.

К людям, к друзьям, к няням, к родственникам этот ребенок тоже очень привязывается. И ладно, если это родственники, которые никуда не деваются, а если это няни, которые склонны не работать подолгу, то тут для ребенка-флегматика может быть конкретная травма привязанности. Очень постоянные, очень надежные они даже в раннем детстве. Во взрослом возрасте это такие трудно меняющие направление и в жизни, и в предпочтениях люди. И медленные.

Если говорить о сильных сторонах флегматика, то именно про таких детей часто говорят, что это не ребенок, а подарок. Они не истерят на пустом месте – только если вы их прерываете, выдернули или заставляете ускоряться. Они могут быть детальными специалистами. У меня был знакомый мальчик, который к четырем годам знал 250 подвидов динозавров. Он их отличал по каким-то наростам, плавникам, чешуйкам, формам морды. То есть у него были знания фактически уже академического уровня по динозаврам. Это те дети, которые в три года отличают марки машин  и не просто марки, а модели, выпуски.

Они могут очень подолгу сидеть за любимым занятием, за конструктором, рисованием, мозаикой. Они довольно рано могут начать читать, поскольку возбуждение им не мешает. В общем-то, сейчас, по нынешним временам , огромное счастье, если вы не сделаете своего флегматика зависимым от экрана, потому что, в общем-то, он может уходить и в игры на планшете так же глубоко и детально, и так же сложно будет его оттуда вытаскивать. Так что, в общем-то, большая, хорошая задача – научить флегматика читать и как можно дольше удержать его от экрана. И вот это качество, что они очень тотально углубляются в деятельность, в раздумья и очень сложно переключаются, должно быть, конечно, на первом месте.

Как аккуратно переключать флегматика. Я расскажу про такую простую штуку – так называемое правило “трех звонков”. Невероятно полезное при создании возможностей лучшего понимания. Если ваш ребенок, флегматик или просто маленький ребенок, погрузился в деятельность, его нужно предупреждать трижды о том, что скоро наступит перерыв и изменение деятельности. И первый раз вы ему говорите: “Все, у тебя осталось 10 минут”. При этом мы помним, что для ребенка 10 минут –  это полная абстракция, он не знает, что такое 10 минут. И до семи лет он знать это не должен, не обязан. И нужно помогать. Мы там можем ставить тикающий таймер, кухонный, но по факту в правиле “трех звонков” вы предупреждаете: “У тебя осталось 10 минут”. Потом второй звонок.  “Смотри время заканчивается, у тебя осталось три минуты, сворачивайся” . Третий звонок: “Смотри у тебя осталась всего одна минутка, и скоро мы должны будем закончить”. Но это еще не занавес. Занавес – это когда вы подходите и спокойно пытаетесь помочь флегматику из этой деятельности выйти. Они люди инерционные, и даже такая прекрасная терапевтичная штука, как правило “трех звонков”, сработает у вас не сразу, а может, на каком-нибудь тридцатом или сороковом повторении.

Для флегматиков очень важно, чтобы выработался динамический стереотип – система реакций на время. Когда у него возникнет шаблон реагирования, он будет понимать, к чему ведет вот это ваше правило “трех звонков”. Обычно на выработку подобного рода реакции уходит где-то шесть, семь, восемь недель – это такой классический период адаптации. В общем, если вы будете практиковать и сохранять спокойствие, то ребенок освоится с этими временными интервалами, с “тремя звонками”, и переключаться ему будет чуть легче. Но если технику безопасности не применять и флегматика резко выдергивать, то может возникнуть  медленный взрыв. Флегматики в целом не вспыльчивы, но уж если они взорвались, то они довольно долго возвращаются в норму. Это очень относится ко взрослым флегматикам.

Их огромная работоспособность в сочетании со стрессоустойчивостью, уравновешенностью делает их непревзойденными специалистами. Они очень упорные,  могут идти к своей цели и на сбивание не реагируют. Их ресурс  – это время, тишина и медленные изменения. Но они при этом  медленно сходятся с людьми, им очень сложно адаптироваться, им нужно время на адаптацию, они очень инертны во всем. Это люди, которые будут ездить одной и той же дорогой; и если перекопают эту улицу, не дай Бог, или сменят порядок движения, это будет сильный стресс. Они будут выбирать носки одной марки или там, брюки, и это будет катастрофа, если их перестанут завозить. Они не скрытные, но им сложно делиться эмоциями. И при переутомлении, при жизни в высоком темпе, у них может возникать существенная вялость.

Екатерина Бурмистрова,
психолог

Получите бесплатно

Волшебный планер-помощник для всей семьи

То, что только тянуло силы, может внезапно оказаться ресурсом...

You have Successfully Subscribed!

Subscribe To Our Newsletter

Join our mailing list to receive the latest news and updates from our team.

Как появился цикл
«Когда быть родителем сложно»

3 августа 2015 года психолог Людмила Петрановская прочитала в «Большой Медведице» лекцию о родительском выгорании, которая отозвалась в сердцах тысяч мам по всему миру.

Ту лекцию мы назвали «Мама на нуле». Эти два слова сняли табу с темы родительской усталости и выпустили на свободу чувства, которые мешали мамам быть, прежде всего, живыми.

Так выглядела обложка к циклу

Скриншот поста от 3 августа 2015 года

С тех пор мы возвращались к теме родительского выгорания снова и снова — поддерживая и обнимая родителей в трудные моменты и в непростых ситуациях.

Наш главный редактор Анна Куусмаа вместе с Людмилой Петрановской стали соавторами книги «Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию».

В помощь родителям мы подготовили два онлайн-цикла о сложных переживаниях в родительстве с психологом Любовью Тихомировой — «О внутренних чудовищах» и «Мама на Луне».

Создали группу поддержки «На ручки. Обнимательная для родителей», которая объединила более 5,5 тысяч участников по всему миру.

Однако мир чувств, эмоций, неподконтрольных реакций, мир отношений с собой и с близкими огромен и разнообразен. А потому чем больше у нас как родителей вариантов поддержки, тем легче и… радостнее:)

Вопросы остаются, но это не значит, что невозможно найти ответы

Каждый день мы слышим просьбы о помощи от родителей детей самого разного возраста.

  • Как быть, если ребенок уже подрос, хлопот, вроде бы, стало меньше, а временами по-прежнему бывает крайне сложно справиться со своими эмоциями, адекватно отреагировать на поведение ребенка или сложную ситуацию?
  • Как быть, если знаешь и понимаешь: «чтобы отдавать заботу ― нужно сначала наполнится самим», но на деле качественно восполнять собственный ресурс не получается? Если слишком сложно выделить время на себя или если усталости, раздражения, тревожных мыслей не становится заметно меньше даже после «отдыха»?
  • Что делать, если сложно выдерживать оценку родительских способностей или ребенка от посторонних? А если в моменте теряешься, а потом долго переживаешь? Как перестать сравнивать себя и ребенка с другими?
  • Почему родные «не видят», когда нужна их помощь? Как научиться договариваться с близкими, если взгляды на воспитание у всех разные?

Все эти вопросы (и многие другие) мы вместе с другими родителями задавали психологу, которому, без лишней скромности, больше других доверяют сегодняшние мамы и папы. Психологу, с очной лекции которого 5 лет назад началась история «Большой Медведицы».

Специально для слушателей нашей Школы Людмила Петрановская создала новый онлайн-цикл «Когда быть родителем сложно».

Этот цикл не только про возможное выгорание и не только для начинающих мам.
Мы двигаемся на другой уровень и смотрим шире,
чтобы:

  • увидеть более глубокие связи, которые влияют на наше отношение к различным ситуациям в родительстве и, соответственно, на наше поведение;
  • понять, в какие «пробоины» ― внутренние установки ― утекает наш родительский ресурс, и научиться их «обезвреживать»;
  • разобраться, что конкретно делать, если отношения с ребенком или близкими не ладятся.

Присоединяйтесь!

You have Successfully Subscribed!