Первый акт, когда дети застревают в своём противлении, а взрослые начинают давить. Мы сказали просьбу, а человек противится. И наш инстинкт какой? Надавить. Приложить усилия. Надавить.

Когда дети чувствуют давление, они начинают еще больше тормозить. «Ну, поторапливайся!» – ааааа. «Быстрее, быстрее, быстрее, ребята! Скорее собираемся. Поторапливайтесь быстренько! Мы проспали!» – и вы видите, что всё происходит, как в замедленном действии. Это второй акт.

Ну, и акт третий: когда дети застревают в своём сопротивлении, взрослые часто застревают в своей настойчивости. «Я кому сказала!», «Сколько раз можно повторять!», «Я уже 100 раз тебе сказала… Что я долдоню постоянно!». «Давай, сделай это!», «Сколько можно повторять?»

Мы часто застреваем в нашей настойчивости, что, соответственно, порождает еще большее сопротивление ребёнка, наше давление, его торможение и настойчивость. Это такой замкнутый круг.

Как мы работаем с противлением. Мы отказываемся от давления или принуждения к послушанию. Если вы чувствуете, что ребёнок сопротивляется или он не на вашей волне, сейчас занят чем-то другим:

– отказывайтесь от принуждения,
– воздерживайтесь от командного тона или директивного поведения,
– озвучивайте планы ваши не слишком явно,
– не фокусируйтесь на том, что ребёнок должен и обязан,
– используйте вообще как можно меньше власти и усилий,
– используйте распорядок и ритуалы, чтобы организовывать поведение. С распорядком не спорят, ритуалы – если каждый день одно и то же, если после того, как мы покушали, мы читаем книжку, потом моемся, принимаем ванну, потом чистим зубы – так вот жизнь вращается, Солнце так вращается, Земля вокруг Солнца вращается, Солнце всходит и заходит.. И, соответственно, ритуалы помогают уменьшать противление;
– уводите внимание от принудительных аспектов ситуации. Давайте ребёнку выбор какой-то. Старайтесь не акцентировать на том, что должен.

Если вы знаете, что встать нужно и прийти вовремя в поликлинику к 8:00, то мы просто будим ребёнка, может быть, на 15 минут раньше, сидим с ним и обнимаемся. Шепчем ему что-то интересное на ушко. Потом аккуратненько, тихонечко его одеваем, кормим его вкусным завтраком и спокойненько идём в поликлинику. И опять-таки озвучиваем план. Если вы чувствуете, особенно если ребёнок в таком хроническом противлении, то это очень важно – снижать давление, где только можно.

«Ты знаешь, что у нас так настроен WiFi, что он в 9 вечера выключается» или «Мы ванну не можем наливать в 11 ночи, потому что соседи жалуются». То есть, мы строим ситуацию, чтобы ребёнок вёл себя так, как нам нужно, но при этом не чувствовал, что это происходит, потому что это нам нужно.

Если мы видим противление на почве дерзновения, становления собственной воли, то мы стараемся давать детям самим принимать решения такие, которые мы можем принять. Решения, с которыми мы можем смириться. «Ты пижаму будешь розовую или зелёную одевать сегодня?» Мы делаем детей ответственными там, где надо принимать решения. «На какую площадку пойдём? На дальнюю или на ближнюю?» Помогаем детям обнаруживать свою собственную волю и обращаем на неё внимание. Намерение, мотивы, цели – «Ты же этого хотел, смотри, ты же мне говорил еще вчера, ты же так мечтал!»

Запускаем процессы становления, стимулируем благие намерения. Хорошее поведение начинается с намерения. Зрелое какое-то поведение или уравновешенное поведение начинается с намерения. Если ребёнок хочет делать уроки, если ребёнок хочет выбрасывать мусор, если ребёнок хочет вставать рано утром и делать зарядку – то с этим уже можно как-то работать. Можно помочь ребёнку: «Если ты хочешь, давай подумаем, как я могу тебе помочь». Если ребёнок не хочет, то это уже совершенно другая история.

И даём пространство их собственной инициативе там, где мы можем позволить.

– Вот вам грядочка, и вы на ней можете растить всё, что угодно. А на эти лучше не ходить.
– А вот давай я тебе сделаю твою грядку. Ты там посадишь то, что хочешь. Вот персик, косточка от персика – давай! Попробуй посадить. Банан закопаем – давай закопаем банан. Вот еще семена травки какой-то – давай посеем, посмотрим, как взойдут. Всё, что хочешь – ты можешь на этой грядке делать!

То есть создаём пространства. И, опять-таки, это очень хорошо в игре создаётся. Потому что игра – это такое пространство,  где ребенок может быть демиургом. Он может делать все, что угодно, без каких-либо последствий.  В игре ребенок находится у руля своей собственной жизни.  Ребенок создает свой собственный мир. И игра – это на самом деле первая площадка, на которой у ребенка происходит встреча с самим собой.

Ольга Писарик,
психолог

Фрагмент из онлайн-лекции “Встать на крыло. Как создать для детей надежный тыл”
http://event.bmshkola.ru/kontakt

Получите бесплатно

Волшебный планер-помощник для всей семьи

То, что только тянуло силы, может внезапно оказаться ресурсом...

You have Successfully Subscribed!

Subscribe To Our Newsletter

Join our mailing list to receive the latest news and updates from our team.

Как появился цикл
«Когда быть родителем сложно»

3 августа 2015 года психолог Людмила Петрановская прочитала в «Большой Медведице» лекцию о родительском выгорании, которая отозвалась в сердцах тысяч мам по всему миру.

Ту лекцию мы назвали «Мама на нуле». Эти два слова сняли табу с темы родительской усталости и выпустили на свободу чувства, которые мешали мамам быть, прежде всего, живыми.

Так выглядела обложка к циклу

Скриншот поста от 3 августа 2015 года

С тех пор мы возвращались к теме родительского выгорания снова и снова — поддерживая и обнимая родителей в трудные моменты и в непростых ситуациях.

Наш главный редактор Анна Куусмаа вместе с Людмилой Петрановской стали соавторами книги «Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию».

В помощь родителям мы подготовили два онлайн-цикла о сложных переживаниях в родительстве с психологом Любовью Тихомировой — «О внутренних чудовищах» и «Мама на Луне».

Создали группу поддержки «На ручки. Обнимательная для родителей», которая объединила более 5,5 тысяч участников по всему миру.

Однако мир чувств, эмоций, неподконтрольных реакций, мир отношений с собой и с близкими огромен и разнообразен. А потому чем больше у нас как родителей вариантов поддержки, тем легче и… радостнее:)

Вопросы остаются, но это не значит, что невозможно найти ответы

Каждый день мы слышим просьбы о помощи от родителей детей самого разного возраста.

  • Как быть, если ребенок уже подрос, хлопот, вроде бы, стало меньше, а временами по-прежнему бывает крайне сложно справиться со своими эмоциями, адекватно отреагировать на поведение ребенка или сложную ситуацию?
  • Как быть, если знаешь и понимаешь: «чтобы отдавать заботу ― нужно сначала наполнится самим», но на деле качественно восполнять собственный ресурс не получается? Если слишком сложно выделить время на себя или если усталости, раздражения, тревожных мыслей не становится заметно меньше даже после «отдыха»?
  • Что делать, если сложно выдерживать оценку родительских способностей или ребенка от посторонних? А если в моменте теряешься, а потом долго переживаешь? Как перестать сравнивать себя и ребенка с другими?
  • Почему родные «не видят», когда нужна их помощь? Как научиться договариваться с близкими, если взгляды на воспитание у всех разные?

Все эти вопросы (и многие другие) мы вместе с другими родителями задавали психологу, которому, без лишней скромности, больше других доверяют сегодняшние мамы и папы. Психологу, с очной лекции которого 5 лет назад началась история «Большой Медведицы».

Специально для слушателей нашей Школы Людмила Петрановская создала новый онлайн-цикл «Когда быть родителем сложно».

Этот цикл не только про возможное выгорание и не только для начинающих мам.
Мы двигаемся на другой уровень и смотрим шире,
чтобы:

  • увидеть более глубокие связи, которые влияют на наше отношение к различным ситуациям в родительстве и, соответственно, на наше поведение;
  • понять, в какие «пробоины» ― внутренние установки ― утекает наш родительский ресурс, и научиться их «обезвреживать»;
  • разобраться, что конкретно делать, если отношения с ребенком или близкими не ладятся.

Присоединяйтесь!

You have Successfully Subscribed!